Главная \ Статьи \ История создания станка GILLETTE

История создания станка GILLETTE

GILLETTE – история.

Летнее утро в 1895 году. Мужчина подходит к зеркалу в ванной комнате гостиницы г. Бруклайн, штат Массачусетс. За плечами у него более 2-х десятков лет утомительной работы торговым агентом, не принесших особо ощутимого финансового благополучия; кое-какие изобретения, разочаровавшие своего создателя; несколько книг, которые он написал, желая изменить мир. А впереди, скорее всего, годы столь же изматывающих трудов на ниве продажи чужих изобретений. Вот и сегодня у него назначено несколько деловых встреч, он уже готов к выходу, дело за малым — осталось только побриться. Мужчина берёт в руки бритву, но — что за невезение! — бритва затупилась! И тут с ним что-то происходит: вместо гримасы раздражения его лицо сначала застывает в оцепенении, которое затем сменяется выражением вдохновения и радости. Он смотрит на бритву, потом опять на свое отражение в зеркале и, должно быть, восклицает, как, пожалуй, все изобретатели в момент открытия: «Эврика!»

 

Этого человека звали Кинг Кэмп Жиллетт ( Джиллетт ) ( Gillette ). Осталось неизвестным, удалось ли ему все-таки побриться в то утро, оказавшееся знаменательным не только для создателя одноразового безопасного лезвия и нового типа бритвенного станка, но и для всех мужчин мира: отныне они были избавлены от необходимости ежедневного довольно трудоемкого и мучительного процесса бритья опасной бритвой, которую к тому же регулярно приходилось относить к точильщику. К их услугам теперь была новая конструкция бритвы — более удобная, более безопасная, более простая в обращении. Для всех покупателей мира это явилось началом другой эры — эры товаров одноразового употребления — практичных и необременительных для кошелька. То утро стало также началом конца одной из древнейших профессий — профессии цирюльника.

Первые учителя

Кинг Кэмп Жиллет родился 5 января 1855 года в небольшом городке с романтичным французским названием Фон дю Люк, расположенном в штате Висконсин, в семье изобретателя. Его родители, давшие сыну гордое имя Кинг (Король) в честь друга семьи, были неординарными людьми. Отец, Джордж Жиллет ( Джиллет ), перепробовал на своём веку много занятий, но его страстью всегда оставалось изобретательство. Мать, Фанни Лемира Кэмп Жиллет, также не чуждалась новшеств, она обожала экспериментировать на кухне, придумывая и совершенствуя рецепты всевозможных блюд. Пройдут годы, и в 1887 году миссис Жиллетт на основе своих кулинарных опытов издаст «Поваренную книгу Белого дома», которая станет безумно популярной в США и в течение века выдержит огромное количество переизданий.

Семья жила небогато, и в 1859 году, когда мальчику исполнилось четыре года, его родители решили попытать счастья в большом городе – в Чикаго, где Жиллет-старший открыл скобяную лавку. Дела пошли неплохо, но в 1871 году произошла катастрофа, вошедшая в американскую историю как Большой чикагский пожар. Скобяная лавка сгорела, а вместе с ней сгорело и финансовое благополучие семьи.

B 17 лет Кингу пришлось взять на себя содержание родителей и начать работать. Он стал торговым агентом и в течение 30 лет колесил по просторам США, предлагая потенциальным клиентам всевозможные мелкие товары. Работодатели ценили Кинга — он умел быстро сходиться с людьми, обладал даром убеждения и обаянием, а также был верен интересам своей компании.

Однако самому Жиллету хотелось большего. Ведь конец XIX века — это годы технического прогресса, годы изобретателей и изобретений. Они приносили своим авторам колоссальные состояния и славу. Наследственное призвание проявилось и у Жиллетта: он, так же как и родители, изобретал самые разные вещи, среди них, например комплект из поршня и втулки для водопроводного крана и два новых типа электрических проводников. Некоторые из его изобретений были запатентованы. Но как спустя десятки лет, уже будучи миллионером, он писал в информационном бюллетене компании: «Они чаще всего приносили доход другим людям, нежели мне».

В 1891 году 36-летний Кинг Жиллетт устроился на работу в небольшую компанию Baltimore Seal, производящую пробки для бутылок. Он сдружился с основателем фирмы Уильямом Пейнтером, который немногим позже придумал новый тип одноразовой крышки, так называемую крышку-корону (Crown Cork) — оловянную крышку с прокладкой, закрывающую горлышко бутылки с помощью зубчиков, напоминающих зубцы короны. На этом изобретении его автор нажил большое состояние.

Уильям Пейнтер симпатизировал Жиллету и охотно предоставлял в его распоряжение собственные особняк и загородный дом, когда Кингу случалось заезжать по делам в Балтимор. У изобретателей были общие интересы, и, когда Жиллет останавливался в доме патрона, они разговаривали часы напролет. Во время одной из таких бесед Уильям Пейнтер полушутя сказал своему менее удачливому коллеге: «Кинг, ты постоянно изобретаешь нечто абстрактное. Но почему бы тебе не придумать что-то вроде Crown Cork — одноразовой вещи, за которой покупатель будет приходить в магазин снова и снова?» Кинг возразил, что таких вещей раз-два и обчелся, да и подобные изобретения уже есть — те же пробки, булавки, иголки. Но Пейнтер подбодрил его: «Никто не знает, удастся ли тебе придумать что-либо стоящее, но надо попробовать». Больше к этой теме они не возвращались. Слова Пейнтера не выходили у Жиллетта из головы, однако ждать того счастливого момента, когда он наконец воскликнет: «Эврика!» — Кингу пришлось еще несколько лет.

Волшебная страна

«После этого памятного совета изобретение нового товара повседневного спроса с непродолжительным сроком использования стало для меня навязчивой идеей. Я обдумал почти все потребности человека, все сферы его деятельности, но безрезультатно», — признавался впоследствии известный изобретатель.

Годы шли, а Кинг никак не мог преуспеть. Постепенно он разочаровался в капиталистическом обществе, где миром правит конкуренция, порождающая все пороки и преступления человечества. И тогда он создал свой собственный, воображаемый социалистический мир, — страну, где все счастливы и где нет богатых и бедных. Этой идеей он увлекся не на шутку, возможно, она стала ему так же дорога, как и желание изобрести что-то необычное.

В 1894 году Кинг Кэмп Жиллет (Джиллет) выпустил книгу, сделавшую его «широко известным в узких кругах». Она называлась «Стремление человечества» (The Human Drift). В этой утопии резко критиковал окружающее общество и предлагался альтернативный путь его развития. Естественно, по замыслу амбициозного Жиллетта, его идея могла и должна была воплотиться в действительность.

Он считал, что в США, а возможно и во всем мире, надо иметь всего один гигантский город — Метрополис, расположенный в районе Великих озер и Ниагарского водопада. Это должен был быть крупнейший промышленный центр, в котором сосредоточится вся промышленность и почти все хозяйственные отрасли страны и где будет проживать все население США. Энергию Метрополис будет получать от электростанции, расположенной на Ниагарском водопаде, а его граждане будут жить в фантастически огромных круглых небоскребах, которых в Метрополисе построят бесчисленное множество. Идеальное государство Жиллетта — это акционерное общество, а держателями акций должны быть все его жители. В этой корпорации не будет преступлений и преступников, не будет корня всех зол — конкуренции и все граждане будут равны.

Позже Жиллет написал еще несколько книг, остро критикующих существующий экономический строй и продвигающих идею утопического государства. Его наивный и романтический замысел нашел своих приверженцев, готовых вместе с Кингом строить новое государство. Но долгожданной славы и богатства идея создания Метрополиса автору не принесла. На воплощение столь масштабного и фантастического проекта у Жиллетта не было ни средств, ни времени.

Прошли годы, люди забыли о Метрополисе. Но в конце ХХ века в мире стали строить гигантские круглые башни-небоскребы, здания, поражающие причудливой архитектурой. И кто знает, может, их создатели черпали вдохновение в безудержной фантазии Кинга Кэмпа Жиллетта.

Озарение

То летнее утро 1895 года в гостинице Бруклайна Кинг Жиллет запомнил на всю жизнь. Вот как позже он вспоминал момент своего озарения: «За считанные секунды в моей голове промелькнуло множество вопросов. Ответы на них возникали моментально, как будто все происходило во сне и они были заранее известны. Станок для бритья — это всего лишь узкое и тонкое лезвие, а остальная часть существует только для его поддержки. Зачем нужно тратить столько материала и времени на украшение задней части бритвы, раз она не используется в самом процессе бритья? Почему приходится нести издержки на лишнюю сталь и дополнительный труд рабочих, когда можно получить тот же результат, используя минимум материала, необходимый, чтобы удержать лезвие?»

Надо сказать, что в те годы бритье являлось не самым приятным, хотя и обязательным занятием мужчин. Как правило, большинство брилось приборами, представлявшими собой намертво спаянные открытое массивное лезвие и ручку. Из-за такой конструкции процедура бритья была довольно мучительной и небезопасной. Некоторые называют Жиллета изобретателем первой в мире безопасной бритвы. Это не так, безопасные бритвы появились несколько раньше, однако широкого распространения не получили.

Модель станка для бритья, предложенная миру Жиллетом, оказалась более простой. Состояла она из трёх частей. Первая часть — тонкое лезвие, заточенное с двух сторон; после того как оно затупится, его следует просто заменить новым. Вторая часть — съемный горизонтальный держатель лезвия, третья часть — ручка, к которой прикрепляется держатель. Идея была гениальна и на первый взгляд легко осуществима, а круг потенциальных покупателей нового продукта — безграничен, ими являлись фактически все взрослые мужчины мира.

В тот вечер вдохновленный изобретатель написал жене (в 1890 году Кинг Кэмп Жиллетт/Джиллетт женился на Атланте Гэйнис), гостившей у родственников в Огайо: «Я придумал, наша судьба устроена». Однако фортуна решила еще немного помучить Кинга. Ему пришлось еще несколько долгих лет ждать того момента, когда его идея обрела реальные формы.

Везёт тому, кто сам везёт

Основную проблему представляло собой лезвие — основа нового станка для бритья. Кинг считал, что одноразовое лезвие должно быть очень дешёвым, иначе покупателю не имеет смысла приобретать этот товар. Но оказалось, что подходящая сталь довольно дорога. К тому же свойства стали тогда еще не были хорошо изучены, и учёные, к которым изобретатель обращался за советом, поднимали его на смех: по их мнению, тонкая сталь не могла быть одновременно и прочной.

То же самое сказали и специалисты знаменитого Массачусетского технологического института (MIT), изучавшие свойства стали, за помощью к которым обратился Жиллет. Еще более скептично были настроены потенциальные инвесторы, не желавшие поддерживать столь утопичный проект.

В итоге все исследования Кинг Кэмп Джилет проводил на собственные сбережения. Шли годы, а ощутимого результата добиться не удавалось.Над Кингом начали смеяться друзья, но он оставался непреклонен и с завидным упорством искал выход. Позже он признавался, что в его упорстве значительную роль сыграло отсутствие технического образования. Будь он более подкованным, знай больше о свойствах металлов, скорее всего, бросил бы свою безумную затею.

Но в конце-концов удача улыбнулась Жиллету. В 1900 году произошла еще одна судьбоносная для него встреча: Кинг Кэмп познакомился с Уильямом Никерсоном — изобретателем, в отличие от него имеющим техническое образование (Никерсон окончил MIT). Поначалу он также скептически отнесся к идее Жиллетта, но любопытство исследователя все же взяло верх. И в 1901 году произошло чудо: Никерсону удалось-таки закалить тонкую полоску стали и сделать ее прочной. Теперь партнерам понадобились инвесторы, так как средств на развитие проекта ни у того, ни у другого не было. Вспомнив о профессиональных навыках торгового агента, Жиллет уговорил нескольких друзей ссудить ему деньги (всего он собрал $5 тыс.), на которые партнеры зарегистрировали патент и основали фирму American Safety Ranzor. Через год фирма сменила название, она стала именоваться — Gillette Safety Ranzor Co.

Джилет и Никерсон продолжали усовершенствовать новую модель бритвенного станка, осваивали промышленное производство нужной им стали. На все это требовались средства, однако начальный капитал быстро закончился. Жиллетт разместил акции компании на бирже, но полученных $6 тыс. было явно недостаточно. В итоге компаньоны, пользуясь своими связями в деловых кругах, нашли инвесторов, которые ссудили им довольно крупные суммы.

Большой бизнес

Одноразовые бритвенные станки Gillette поступили в продажу в 1903 году. На упаковке покупатели могли видеть лицо компании — портрет самого Кинга, хорошо выбритого жизнерадостного мужчины средних лет с элегантными усами.

Однако рынок вяло отреагировал на появление новинки: в первый год партнерам удалось продать лишь 51 бритву и 168 лезвий. Но они не унывали, понимая, что нужно время, чтобы покупатели привыкли и полюбили новый товар. К тому же одноразовые лезвия из-за достаточно дорогого и трудоемкого процесса производства необходимой стали стоили вначале довольно дорого. Цена комплекта из одного станка для бритья и лезвия была равна $5, а набор из 20 лезвий стоил $1. Отметим, что в те годы еженедельный заработок среднего американца составлял $15. Поиски наиболее оптимального способа производства лезвия продолжались. Тем временем мужчины США постепенно оценили достоинства нового бритвенного станка: в следующем, 1904 году, объём продаж станков для бритья Gillette Safety Ranzor Co колоссально вырос и составил 91 тыс. бритв и 10 тыс. упаковок лезвий.

В бизнесе Жиллет также проявил изобретательность, особенно явно она выразилась в маркетинговой политике компании. Предприниматель решил, что поскольку он предлагает новый продукт, который должен быть доступен всем слоям населения, то почему бы не дать потенциальным покупателям попробовать его даром. Так компания стала устраивать ранее не известные промо-акции — бесплатную раздачу бритв. Сегодня большинство исследователей деятельности компании Gillette Safety Ranzor Co и биографов ее основателя признают, что своим успехом на рынке фирма в первую очередь обязана оригинальной рекламной политике и новаторскому подходу к брэндингу. Идеологом того и другого был Кинг Кэмп Жиллет. Дебют товара на рынке сопровождался обширными рекламными объявлениями, в которых подробно описывались качество новой бритвы и ее преимущества перед продукцией конкурентов. А чуть позже в этих объявлениях начали приводить мнения популярных в стране бейсболистов, хваливших продукцию компании. Отныне в глазах потребителей станки для бритья Gillette стали ассоциироваться со спортом. Так продолжается и по сей день.

Число клиентов Gillette Safety Ranzor очень быстро росло, причем не только в США, но и в Старом Свете. К 1906 году офисы фирмы открывались во всех крупных городах Европы.

В 1910 году фирмой Gillette Safety Razor производилась и продавалась большая часть станков для бритья в США, она стала лидером на рынке бритвенных станков в стране. К тому времени Кинг Кэмп Жиллетт ( Джиллетт ) уже был миллионером и одним из известнейших предпринимателей. Естественно, у фирмы имелись и конкуренты, и, что еще страшнее, плагиаторы. Кинг Кэмп не являлся «акулой» бизнеса и не пытался задавить такие компании, воздействуя на них административными мерами и через прессу. Он поступал проще и эффективнее: приобретал права на изделие копирующее его изобретение.

Маркетинговый талант Жиллета проявился и во время Первой мировой войны. Кингу Кэмпу удалось сделать так, что компания стала монополистом по поставке бритв для армии США. Для американских пехотинцев фирма разработала оправленный металлом бритвенный набор, на котором красовалась надпись: «Каждый человек в хаки должен иметь это». В итоге компания получила колоссальный круг потребителей своей продукции, и многие из них, вернувшись с полей сражений, оставались верны бритвам Gillette.А в 1915 году, следуя духу времени в мире постепенно завоевывала позиции эмансипация, Жиллетт выпустил первый бритвенный станок для женщин Milady Decolletee.

В начале 20-х благополучие Gillette Safety Ranzor было поставлено под вопрос. В 1921 году заканчивался срок первоначального эксклюзивного патента Жиллетта. Поэтому плагиаторы, которые теперь знали конструкцию бритвенного станка и технологию его изготовления, могли наладить собственное производство одноразовых бритв. Жиллетт и тут оказался на высоте и спас брэнд. За несколько месяцев до истечения срока патента он разработал и выпустил новую модель бритвы. Ее выход на рынок сопровождался массированной рекламной кампанией с амбициозным слоганом: «Всякая бритва, которой вы пользовались до этого, несовершенна». Вместе с тем фирма не прекратила выпуски старой модели, эти бритвы были переупакованы, а цена на них снижена в несколько раз. Параллельно Gillette Safety Ranzor выпустила промежуточный вариант, который стоил несколько ниже, чем новинка, и несколько выше, чем старая модель. Надо ли говорить, что потребители по достоинству оценили этот шаг, а доход компании в 1921 году оказался небывалым.

Апельсиновый рай

Став публичной фигурой, миллионером и капиталистом, Кинг Кэмп Джиллетт не забыл о своей давней мечте — социальном переустройстве общества. Средства, чтобы заняться Метрополисом, у него имелись. Теперь ему понадобились соратники. Он был в хороших отношениях с Теодором Рузвельтом, 26-м президентом США. Рузвельт, недолюбливавший финансовых воротил с Уолл-стрит, монополистов, в чьих руках находилась большая часть промышленности США, симпатизировал малому бизнесу, владельцы которого всего добивались сами. Жиллетт, создавший компанию с нуля, в свое время был одним из таких предпринимателей. Кинг Кэмп предложил Рузвельту возглавить свое утопичное государство — акционерное общество, которое теперь, по его замыслу, должно было располагаться на территории штата Аризона. Но от этого предложения президент вежливо отказался.

Тогда Кинг Кэмп обратился к другому американскому миллионеру и великому предпринимателю — Генри Форду, как и он сам, живо интересовавшимуся социальными проблемами и вопросами управления государством. Они встретились, но во время беседы не сошлись во взглядах и не на шутку разругались.

Большая часть акций фирмы к тому времени принадлежала инвесторам. Постепенно Кинг Кэмп отошел от дел. Правда, некоторое время он продолжал оставаться председателем правления компании, однако партнеры выдавили его из бизнеса, а кризис на фондовой бирже 1929 года привел к тому, что основатель Gillette Safety Ranzor потерял последние оставшиеся у него акции фирмы.

Последние годы жизни Жиллета прошли в депрессии. Ему не удалось построить социальный рай для всех людей, тогда он решил создать рай для себя. Оставаясь очень состоятельным человеком, Кинг Кэмп Жиллетт купил в Калифорнии усадьбу с апельсиновыми плантациями. Он попросил архитектора Уоллиса Неффа построить там «рай на земле», что и было сделано. Но долго наслаждаться новым поместьем Жиллетту не довелось: 9 июля 1932 года он умер в своем «апельсиновом раю» в возрасте 77 лет.

Компания, созданная изобретателем и предпринимателем, и по сей день остается лидером в области производства одноразовых станков для бритья. А фамилия Жиллетт ( Джиллетт) для многих людей во всем мире является синонимом безопасного бритвенного станка.